ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ТВ И МЕДИАИНДУСТРИИ

21.07.2005 10:18:

ОРАНЖЕВОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ



www.vedomosti.ru

Рональд Лаудер, сын и наследник основателя крупнейшей в мире частной косметической компании Estee Lauder, в последнее время не устает повторять: компания Central European Media Enterprises (CME) не продается. Хотя на телевизионный бизнес Лаудера с аудиторией 90 млн человек в Восточной Европе давно положили глаз несколько крупных медиагрупп, уступать контроль над компанией он отказывается наотрез.

В прошлом году Руперт Мердок прощупывал возможности покупки СМЕ — он хотел, чтобы его корпорация News Corp приобрела в компании Лаудера крупный пакет. Но, по словам информированных источников, переговоры зашли в тупик — стороны не смогли договориться о параметрах сделки.

Теперь сама идея продажи компании, в которой Лаудеру и его семье принадлежит 20% акционерного капитала и 71% голосующих акций, вызывает у него смех. О потенциальных покупателях Лаудер отзывается очень едко: “Им интересна СМЕ только потому, что их собственный рынок не растет. Но разве акционерам нужно, чтобы ими управляла компания, цель которой — вылезти из грязи?”

Помимо руководства медиахолдингом Лаудер возглавляет советы директоров Estee Lauder International и Clinique Labaratories. Богатых предпринимателей, которые подобно Лаудеру используют семейное состояние для нового бизнеса, чтобы доказать собственную состоятельность, в США можно пересчитать по пальцам. Самые известные среди них — Эдгар Бронфман-младший, который, потеряв часть семейного состояния из-за слияния с обанкротившимся французским конгломератом Vivendi Universal, теперь управляет Warner Music, и Беннетт Дорранс, наследник Campbell Soup, управляющий одной из самых крупных девелоперских компаний на западе США.

Компания Лаудера управляется через офшорные компании, которые зарегистрированы на Бермудах и Нидерландских Антилах. Ее бизнес не зависит ни от замедлившегося роста экономик США и стран Западной Европы, ни от непостоянства доходов от рекламы на кабельном телевидении в этих странах. Именно поэтому она так привлекательна для медиагигантов.

Бизнес CME невелик по меркам мирового медиабизнеса, но о его результатах такого не скажешь: норма прибыли компании составляет 30% при продажах, которые в прошлом году выросли на 46% до $182 млн. Компания занимает лидирующее положение в коммерческом телевещании в Чехии и владеет девятью телевизионными каналами еще в пяти странах Центральной и Восточной Европы.

Лаудер не скрывает, что за 10 лет он вложил в СМЕ $100 млн личных средств и рассчитывает рано или поздно их полностью вернуть. Но он готов ждать — ему уже 61 год и он во многом преуспел: Лаудер был послом США в Австрии, заместителем помощника министра обороны США, а сейчас занимает пост казначея Всемирного еврейского конгресса.

СМЕ он называет своим любимым детищем. “Это связано с чем-то очень личным, — говорит он. — Когда я был подростком, в отличие от всех моих друзей я отправлялся на каникулы в Восточную Европу. Мои дед с бабкой родом из Будапешта и Словакии. Когда пала Берлинская стена, я был как раз в Венгрии. Я понял, что это шанс что-то изменить, который выпадает раз в жизни”.

Не имея большого опыта в медиаиндустрии, Лаудер начал бизнес с покупки контрольных пакетов в телекомпаниях. Этому примеру затем последовали и другие медиагруппы: SBS, News Corp и RTL (телевизионное подразделение немецкой Bertelsmann group) тоже начали наращивать присутствие в этом регионе.

В июле RTL пришла в Россию, купив 30%-ный пакет канала Ren TV. Гендиректор RTL Герхард Цайлер говорит, что эта сделка — только начало, компания будет и дальше расширяться в Восточной Европе. Россию Цайлер называет одним из самых быстрорастущих рекламных рынков.

СМЕ, которая купила в начале года почти за $900 млн главную телекомпанию Чехии — TV Nova, планирует запустить в этой стране три новых канала. “Если вы хотите работать в Европе, то ее восточная часть — очень привлекательный для начала регион, — говорит один американский топ-менеджер. — Он похож на западноевропейский рынок 1970-х гг., когда немногие коммерческие телекомпании делили между собой огромный рынок телерекламы”.

Но для отпрыска империи Эсте Лаудер СМЕ — не только бизнес, но и трибуна. В отличие от большинства телемагнатов он не боится ни острых политических тем, ни громких геополитических заявлений. Это неудивительно: в 1989 г. Лаудер баллотировался от республиканской партии на пост мэра Нью-Йорка, и, хотя выборы он проиграл, вкус к политике не утратил по сей день. “Все каналы СМЕ говорят о демократии, — признает он. — Мы представляем США в позитивном свете, наши программы обращены к молодому, ориентированному на капитализм поколению, подрастающему в Восточной Европе”.

Лаудер отвечает в СМЕ за переговоры с правительствами. Он говорит, что после покупки TV Nova его компания стала присматриваться и к другим каналам, и намекает, что на очереди — Польша и Россия. Для этого у СМЕ, по его мнению, очень удобное географическое положение. “Таким бизнесом невозможно управлять, сидя в Нью-Йорке или Германии”, — говорит он.

Этот рынок сулит высокую прибыль. Впрочем, риски здесь тоже высоки: коммерческим телекомпаниям приходится конкурировать с государственными, что приводит к искажению цены на производство телепрограмм. Кроме того, нет гарантии, что независимым телеканалам всегда удастся продлить лицензию на вещание. Тем не менее компания увеличивает инвестиции в производство местных телепрограмм и сокращает зависимость от контента, который производится в США и Западной Европе.

Лаудер ставит перед компанией три главные цели: производство независимых теленовостей в бывших социалистических странах, содействие переходу к рыночной экономике и получение прибыли. “Я не занимаюсь мелочами, — говорит он. — Я занимаюсь бизнесом, который увеличивает не только мое состояние, но и средства всех акционеров. Это большое шоу”.

Последние новости

comments powered by HyperComments