ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ТВ И МЕДИАИНДУСТРИИ

09.02.2003 00:51:

НИКОЛАС КЕЙДЖ ИГРАЕТ ДВУХ БРАТЬЕВ



B Илья Архипов специальный корреспондент БИ-БИ-СИ, Берлин

Небольшой по площади район Потсдамер-платц в самом центре Берлина - настоящий киногородок. Отели, ресторанчики и забегаловки здесь лишь играют подсобную роль, центр жизни на дни Берлинского фестиваля - в кинотеатрах.

Их тут немало. Публика не успевает с одного сеанса на другой, журналистам приходится лавировать между пресс-конференциями кинозвезд и кинопоказами, зачастую манкируя и те, и другие для того, чтобы успеть написать или передать в эфир хоть что-нибудь.

Суббота отмечена европейской премьерой уже набирающего очки за океаном фильма "Адаптация".

Создатели нашумевшего три года назад фильма "Быть Джоном Малковичем" представили свою новую работу, в которой теперь препарируется сознание не актера, а сценариста.

Сценарист кинохита про Малковича Чарли Каупфман решил на этот раз не ходить на сторону, а написать сценарий про самого себя. Правда, играть себя он не стал, а вместе с режисссером того же "Малковича" Спайком Джонсом предложил заняться этим Николасу Кейджу.

"Облысевший французский пудель", - так Кейдж обозвал прическу своего героя. Актер, поднаторевший в последнее время на исполнении ролей супергероев, совершенных мужчин, сильных и побеждающих, показал на этот раз недюжинный драматический талант, воплотившись в талантливого, но преисполненного комплексами человека.

Впрочем, в некотором смысле актер все-таки остался верен своему амплуа героя. Одного сценариста ему не хватило, и он играет сразу двух - Чарли Каупфмана и его брата Дональда, этакого рубаху-парня, простодушного и неожиданно оказавшегося также не лишенным писательского дарования.

На первый взгляд, в центре картины - попытка Чарли адаптировать под фильм документальную книгу журналистки Сюзан Орлеан (Мэрил Стрип) об охотнике за орхидеями Джоне Лароше (Крис Купер).

Соответственно, перед зрителем разворачиваются сразу две сюжетные линии: история отношений журналистки из Нью-Йорка и ее героя-авантюриста и творческие муки бедного Чарли, которому не дает покоя его брат Дональд, пытающийся написать свой сценарий про серийного маньяка.

Сценарий Дональда неожиданно получает признание. Это окончательно добивает страдающего Чарли и, сдавшись на милость победителя, он призывает брата на помощь. На фоне этой почти вудиалленовской деконструкции Чарли разворачивается орхидейная повесть о любви, страсти и духе приключений.

Естественно, когда в конце концов судьбы всех четырех героев пересекаются, происходит взрыв. Все это действо можно в равной степени назвать как трагедией, так и полной фантасмагорией. Половину фильма зритель смеется, половину сидит, задержав дыхание, а в конце выходит, так и не поняв, на чем его провели.

Как сказал на пресс-конференции после премьеры сам Каупфман, зачастую выдумка оказывается правдой, а действительность ложью. В самом деле, выдуман Дональд, а сюрреалистичен, как заметил Николас Кейдж, его брат. Впрочем, это не мешает самому Кейджу заявлять о том, что ему лично ближе всего именно нелепый Чарли.

Как ехидно заметили в связи с этим некоторые критики, видимо, у самого Кейджа комплексов не занимать, вот он и играет почти одних суперменов. Впрочем, судя по реакции Берлинале, последняя роль Кейджа уже записана в его актерский актив. Получит ли он приз за свою игру, покажет ближайшее время. Его коллеги по фильму Мэрил Стрип и Джон Ларш уже заработали в США по "Золотому глобусу".

Что же касается самого фильма, то с этим сложнее. В нем есть целая коллекция рыболовных крючков, способных подцепить практически любого зрителя, но цельного впечатления из-за общей навороченности сюжета он все-таки не оставляет.

Другой "Солярис"

Впрочем, излишняя простота кино не облагораживает. В очередной раз на эту мысль наталкивает премьера другого американского фильма - последнего творения знаменитого Стивена Содерберга, в наградной копилке которого имеется и "Оскар", и "Золотая пальмовая ветвь" Канн.

Содерберг представил на суд зрителей и критиков свою версию "Соляриса". Большой поклонник Андрея Тарковского, Содерберг подчеркивает, что в работе над картиной отталкивался не от интерпретации Тарковского, а непосредственно от романа Станислава Лемма.

По словам Содерберга, он хотел обратить внимание на отношения Криса и его жены до того, как он попал на космическую станцию, где людей посещают гости из их памяти.

Действительно, земной истории Криса и его жены, покончившей жизнь самоубийством, в фильме уделяется большое внимание. Однако, за мелодраматичностью и завораживающими съемками компьютерного Соляриса теряется философская глубина произведения Лемма.

bbc.co.uk

Последние новости

comments powered by HyperComments